«Панямонь». Новый Свержень. Еврейский след

Главное Панямонь Спецвыпускі «Праменя»

От еврейской жизни в Новом Свержене осталось мало следов. Об этом напоминают развалины синагоги, заброшенное иудейское кладбище и памятник жертвам холокоста. Это все, что сохранилось от некогда динамичной иудейской общины, жившей полнокровной жизнью. Нет свидетелей, помнивших еврейских соседей и способных рассказать о том, что это были за люди, как они любили и страдали, чем отличались и что у них было общего с белорусами. Наиболее примечательное, что привлекает многих приезжих в Новый Свержень, – это руины синагоги. Дата постройки – конец XIX – начало ХХ в.

Место в истории

Бывшее еврейское местечко Новый Свержень на левом берегу Немана сегодня – это деревня, центр сельсовета Столбцовского района Минской области. Рядом шоссе Першаи – Несвиж, в трех километрах – Столбцы, а в 70 км – столица Беларуси Минск.

Первое письменное упоминание о Новом Свержене относится к 1428 г. По переписи 1647 г. в местечке существовало пять улиц и 84 двора, в 1681 г. – 44 торговые лавки. В 1793 г. Новый Свержень оказался в составе Российской империи, где стал центром волости Минского уезда. В 1812 г. около местечка произошло сражение между русской и французской армиями. К столетию со дня этого события в Новом Свержене воздвигли памятник на базарной площади. В 1860 г. в Новом Свержене работали народное училище, школа, костел, часовня, церковь, синагога, две мельницы, около 20 лавок, корчма, почтовая станция, регулярно проводилось две ярмарки. В начале XX в. в Новом Свержене насчитывалось уже 487 частных подворий.

В 1939 г. местечко вошло в состав Белорусской ССР.

Еврейская община

Евреи появились в Новом Свержене со второй половины XVI в. по приглашению польской короны и великого князя литовского. К тому времени они уже жили в Минске, Новогрудке, Столбцах, Несвиже, Мире. Евреи были не только мастеровыми людьми, но и совершали торговые операции. Они знали, как организовать доходное производство, оказывали посреднические услуги, хорошо ладили с белорусами. Основным занятием евреев из Нового Сверженя был лесной промысел – заготовка древесины, смолы, производство скипидара и пиломатериалов. По польской переписи 1747 г. в Новом Свержене насчитали 160 дворов, в конце XVIII в. – около 200 дворов. Именно тогда местечко получило название Новый Свержень, а соседняя деревня, где проживали исключительно белорусы, – Старый Свержень. В 1897 г. в Новом Свержене проживало 732 еврея, в 1921 г. – около 400 евреев. В предвоенные годы здесь действовали отделения еврейских политических партий и общественных организаций, союзов, культурных и спортивных обществ. Украшением Нового Сверженя стала каменная синагога, построенная в конце ХIХ в. (Памяць. Стаўбцоўскі раён. Гісторыка-дакументальная хроніка гарадоў і раёнаў Беларусі. Мінск, 2004 г., с. 309).

На еврейском кладбище Нового Сверженя, 2018 г.

Начало войны и образование гетто

Новый Свержень был оккупирован немецкими войсками 27 июня 1941 г. Евреям под страхом смерти запретили появляться на улице без шестиконечных звезд желтого цвета. Они имели право ходить только посередине улицы. 1 августа 1941 г. немцы согнали евреев в гетто, расположенное на территории лесопильного завода на улице Несвижской, возле костела, куда также согнали и евреев из ближних деревень. Оно было огорожено дощатым забором высотой три метра и обнесено колючей проволокой в два ряда. Узники теснились по пять-шесть семей в одном доме и голодали. В Новом Свержене был устроен трудовой лагерь: «Арбайт лягер дер Люфтганзкомандо Бреслау, Краков, Москау», где делали шпалы для железной дороги. Лагерь охранялся жандармами и полицейскими.

Гибель общины

Убийства евреев из Нового Сверженя происходили в несколько этапов. 2 октября 1941 г. на еврейском кладбище расстреляли 30 евреев. Это были в основном молодые люди, способные оказать сопротивление, и среди них – раввин и переводчик Ицхак Инзельбух. В конце ноября 1941 г. расстреляли вторую партию узников гетто, которую отвезли в лес на автомашинах. В убийствах принимали участие как немцы, так и полицейские. Третью акцию провели 31 января 1943 г. после побега заключенных из трудового лагеря. Остававшихся евреев из гетто Нового Сверженя, включая пойманных в облавах (всего 254 чел.), расстреляли в Столбцах. Последних 39 евреев убили 4 февраля 1943 г.

Сохранение памяти

Место массового захоронения узников гетто в Новом Свержене находится в полутора километрах восточнее деревни. Это в лесу, на высотке, при выезде на Несвиж, на старом еврейском кладбище. После 1945 г. на братской могиле была установлена мемориальная плита с малопонятными словами «мирным гражданам, расстрелянным фашистами в 1941 году». В 2008 г. рядом с плитой появился монумент из гранита с надписью на белорусском, английском и иврите, которая гласит: «Жертвам нацизма 1000 евреям – местным жителям».

По периметру кладбище составляет 280 м. Хорошо сохранились вал и санитарный ров, которые окаймляют кладбище с четырех сторон. Мощный бетонный забор почти в рост человека, окружающий кладбище, напоминает крепостное сооружение. Высокие сосны шапками своей хвои предохраняют кладбище от ветра и солнца летом, а зимой – от обильного снегопада.

Синагога

После войны здание кирпичной синагоги стоит до сегодняшнего дня в развалинах.

Законную гордость в Новом Свержене вызывают Петропавловский костел и Успенская церковь – памятники архитектуры XVI в., а не синагога. В 2014 г. на христианские культовые сооружения распространили историко-культурную зону. Синагога была включена в эту территорию как потенциальный кандидат на присвоение статуса культурно-исторического наследия. Это было сделано благодаря инициативе общественной организации «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры».

Руины синагоги в Новом Свержене, 2018 г.
Руины синагоги в Новом Свержене, 2018 г.

В синагоге в Новом Свержене красный кирпич и впечатление седой древности. Но откуда такое чувство старины? Скорее всего, сказались стандарты строительства культовых сооружений конца XIX – начала ХХ в. Архитектурный план, планировка помещений, строительные материалы, приемы и способы возведения каменных зданий – все было приспособлено для молитвы и собрания членов общины. От времени кирпич раскрошился, но раствор, который крепил кладку, оказался настолько прочным, что продолжал держать стены. На месте кирпича образовались ячейки, которые непонятно как держатся. Это и заставляет обмануться в датировке постройки.

Евреи Нового Сверженя останутся в истории, независимо от того, что о них знают современные местные жители, хотят они этого или нет. В течение жизни люди помимо своей воли оставляют много следов, хороших и плохих. То же самое можно сказать об отдельной общине или даже целом народе. И от того, насколько этот опыт известен современникам, насколько он востребован, зависит то, чему можно и нужно поучиться. Эта память отложилась в архивах, делах, умах и человеческом опыте. Она не должна быть изолирована от общей белорусской истории.

Леонид Смиловицкий, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Центра диаспоры при Тель-Авивском университете, фото автора



Tagged

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *