Грудь вперед. Что мы должны знать о раке молочной железы — в ответах маммолога

Главное Медыцына

image_pdfimage_print

По подсчетам ВОЗ, каждая двенадцатая жительница планеты столкнется с раком молочной железы. Как точно не попасть в эту статистику, не знает никто. Но если узнать больше о болезни и мерах профилактики, то можно оградить себя от волнений или даже помочь в будущем и себе, и близким вам женщинам. На основные вопросы о раке молочной железы МЛЫН.BY ответил заведующий маммологическим отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова Андрей Шурпач.

— Можно ли попробовать уберечь себя от рака?

— Нужно понимать, что клетки рака образуются в организме постоянно. Если иммунная система не может своевременно распознать и обезвредить изменившиеся клетки — появляется опухоль. Обычно — в самом «слабом» органе, который у каждого свой. Поэтому желательно избегать стрессовых ситуаций, которые приводят к иммунодефициту — это и стресс на работе, и проблемы дома, и перенесенные болезни, и другие потрясения.

Поэтому желательно, чтобы человек самостоятельно влиял на ситуацию. Чтобы четко знал свой слабый орган, следил за здоровьем и образом жизни, исключал факторы внешней среды, которые могут привести к манифестации инфекций.

— Частота заболеваемости раком молочной железы — это общемировая тенденция?

— Да. Рак молочной железы — это болезнь цивилизации. Во-первых, наш образ жизни включает большое количество факторов, которые способствуют возникновению опухоли. Если будете жить в деревне, прекрасно питаться, не участвовать в социальных катаклизмах, то риск заболеть будет гораздо ниже.

Во-вторых, любое экстремальное гормональное воздействие влияет на гормональные рецепторы предполагаемой гормонозависимой опухоли. Это и контрацепция, и ЭКО, и заместительная терапия климакса.

— Какие еще факторы повышают риск заболевания раком молочной железы?

— Есть определенная категория людей с отягощенным наследственным анамнезом — это когда у близких родственников по материнской линии был генитальный рак, рак молочной железы или желудочно-кишечного тракта. Важно: наследуется не сам рак, а определенная предрасположенность к данной категории опухолей.

Еще один фактор — мутации генов BRCA1 и BRCA2, которые ответственны за возникновение опухолей молочной железы и гениталий. Риск заболевания также повышается, если у женщины были предопухолевые патологии: доброкачественные опухоли, локализованная мастопатия, папилломы, различные сложные кисты.

В 2020 году во всем мире было зарегистрировано больше 2,2 миллиона случаев рака молочной железы.

— Как часто в таких случаях нужно исследоваться?

— Стоит увеличить кратность исследований по крайней мере в два раза. Но каждый случай индивидуален: например, комбинация отягощающих факторов — мутация гена и случай рака у близкого родственника — может быть показанием к профилактической операции. Тенденция к такому лечению начала наблюдаться последние десятилетия. Соответственно, количество операций участилось — и это не единичные случаи, а десятки пациенток в год — и это только в нашем центре.

— Правда ли, что шансы заболеть выше у женщин с большим размером груди?

— Нет, это неправда. Однако в большой груди сложнее найти маленькую опухоль, и это может повлиять на стадию выявления болезни. Есть и еще одно заблуждение: раньше считалось, что избежать рак молочной железы поможет беременность и грудное вскармливание. Сейчас есть такие формы опухолей, при которых количество доношенных беременностей, наоборот, негативно влияет на частоту возникновения новообразований.

— Нужно ли женщинам, у которых нет факторов риска, обращаться к маммологу?

— Нужно. В идеале рекомендуется посещать маммолога так же часто, как и гинеколога — раз в год. Но к сожалению, в основном к нам обращаются уже при наличии жалоб — правда, благодаря наружной локализации опухоли с жалобами приходят те пациенты, у большинства из которых опухоль находится на излечимой стадии.

Кроме того, направление к маммологу можно получить после профосмотра. Недооценивать его не стоит — во время подобных исследований выявляется масса патологий. Третий путь — направление после скрининговых программ, в которых обследуется определенный контингент здоровых женщин. Эффективность таких программ доказана во всем мире: они способны выявить опухоли или предопухолевые патологии на ранних стадиях. В Беларуси такой подход практикуется более пяти лет.

— Какие исследования проходят у маммолога? Зависит ли их вид от возраста?

— Для молодых женщин более эффективным будет метод УЗИ: у них в структуре ткани молочной железы больше железистой ткани, которая ориентирована на выработку секрета молока. Соответственно, грудь наполнена жидкостью, которую ультразвук очень «любит».

Рубикон для смены исследования — 40 лет. После этого возраста происходит инволюция молочных желез: основная масса железистой ткани постепенно заменяется на рубцовую, жировую или кистозную. В таком случае более информативной будет маммография.

При диагностике новообразований малых размеров особенно эффективен метод МРТ. Кроме того, именно он выступает третейским судьей, когда после проведенных исследований все еще остаются сомнения, и позволяет на 99% исключить или подтвердить злокачественное поражение.

— Добавляют ли трудности в диагностику, если у женщины в груди имплантаты?

— Нет, это не должно становиться препятствием к диагностике. Мы не сможем провести некоторые исследования, но они заменяются другими методами.

— Какие существуют способы лечения этого вида рака?

— В сравнении с опухолями других локализаций у рака молочной железы есть гораздо больше рычагов влияния. Например, хирургия — на определенном этапе мы можем оперировать пациентов и с четвертой стадией или даже начинать лечение у этой категории пациентов с операции. Часто в комплексное лечение входят химиотерапия и радиотерапия. Также применяется антигормональное лечение, которое блокирует влияние женских гормонов на рецепторы клеток опухоли, и таргетная терапия, когда антитела точечно воздействуют на «мишени» опухолевых клеток. В последнее время дает о себе знать иммунотерапия: да, большинство исследований о ней находятся в стадии клинических испытаний, но положительные результаты уже есть.

— Реально ли предсказать, насколько быстро и успешно человек поборет болезнь?

— Какая бы ни была стадия рака молочной железы, одно из обязательных условий — знать точную стадию до начала лечения. Из-за изменения биологии опухоли сегодня у адекватно обследованного пациента можно найти маленькое новообразование стадии гораздо выше предполагаемой. Поэтому мы меняем не только подходы к диагностике, но и правила стадирования, чтобы при верной стадии определить план лечения и максимально помочь пациенту.

Во-вторых, многое решает индивидуальный подход. Он позволяет нивелировать влияние стадий и дает результат. В современных рекомендациях даже при метастатическом раке молочной железы уже робко пишется оговорка: «практически неизлечим». Значит, шансы все же появляются.

Рак молочной железы может возникнуть и у мужчин – они проходят тот же стандарт лечения, что и женщины.

— Чего боятся пациенты, когда только слышат о диагнозе?

— Конечно, у пациентов много страхов. Есть общие: что диагноз — это приговор, что лечение будет не совместимо с прежним образом жизни. Но есть частные, связанные именно с раком молочной железы: что при хирургическом лечении им будет нанесен эстетический ущерб. И это стоит учитывать. Поэтому мы преследуем две цели: не только вылечить пациента, но и оставить его тело максимально сохранным – конечно, без ущерба с точки зрения онкологии.

Хотелось бы, чтобы к онкологам относились нормально. Ведь людям бывает трудно спокойно воспринимать диагноз, но нужно стараться это сделать. Мы же подберем наилучший вариант лечения. Если есть контакт с доктором и сам пациент заинтересован в излечении, то рак точно не станет приговором.

Автор статьи: Екатерина Сиводедова

Автор фото: из архива Андрея Шурпача и из открытых источников



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *